Форум на Рэй Брэдбери.ru: Театр - Форум на Рэй Брэдбери.ru

Перейти к содержимому

  • (26 Страниц)
  • +
  • « Первая
  • 24
  • 25
  • 26

Театр

#376 Пользователь офлайн   Ирината Иконка

  • Старейшина
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Члены клуба
  • Сообщений: 1 071
  • Регистрация: 14 Апрель 04
  • Город:Москва, окраина

Отправлено 19 Август 2011 - 13:20

Написано для форума сайта актера Дениса Суханова
http://suhanov.borda.ru/



Снимок Бога. Театр Эрмитаж. 18.08.2011

Мальчика Улисса теперь играет… Фроленков. Собственно говоря, вчера была двойная «премьера»: его первый выход в роли совпал с переносом спектакля на малую сцену… Честно говоря, я думала, что Улиссом станет Назаренко (по логике), Жаров (а почему бы нет?) или (о, мечты!) Стас Сухарев… Не сложилось. Впрочем, если быть честной, то из трех виденных мной Улиссов вчерашний был не самым плохим. Просто – может быть, чересчур бытовым, что ли… а жить в пустыне, быть сыном контрабандиста, влюбленным в проститутку – и при этом уходить интонациями в быт… как-то странно…
Впрочем, может быть, всё и уляжется. И с ролью, и со спектаклем.
Пока что постановке малая сцена определенно мала и в ширину, и в высоту… Мало воздуха, нет ощущения пространства пустыни… Всё как-то съёжено, чересчур компактно… Но, опять же – может быть! – смогут они впоследствии раздвинуть пространство до всегдашнего пятого измерения…

Тем не менее, вчерашнее полночное недовольство актеров тем, как сыгрался спектакль, был не совсем объективным. Ибо, несмотря ни на что, он был сыгран хорошо. А это самое мнение о «недотянутости» связано скорее с тем, что исполнители чересчур устали сражаться с пространством и обстоятельствами… которые с первого раза не до конца поддались.

Но вообще маркесовская «Эрендира и ее бабка»… простите, в новой версии – «Снимок Бога» - это спектакль, который сродни пожару в пустыне. Он сжигает всё на своем пути и погасить его невозможно… разве только непрерывными слезами – ибо, остановив их, начинаешь немедленно задыхаться от жара, от отсутствия кислорода, который буквально выжигается накалом происходящего.

А происходящее – вроде бы нереально, ибо как можно поверить в подобное…
Сгорел дом. Лучший дом в пустыне, обошедшийся когда-то в миллион песо… Никто не виноват… так легли карты – так было угодно Богу (тому самому невидимому Богу, что обитает в Пустыне и которого так страстно хочет запечатлеть Фотограф).
Единственный способ вернуть утраченное – заработать деньги. И Бабка находит выход: она превращает свою единственную, любимую и любящую внучку («Ей нет еще и пятнадцати»,- вскричит Неистовая Монахиня) в проститутку. Всего 50 песо с каждого, кто заинтересуется девчушкой. Но если поставить дело на поток, организовать рекламу… не так-то и сложно накопить деньги на новое пристанище.

Любимая моя Дарья Белоусова играет Бабку. Играет на полное отторжение зрителем ее персонажа. Бабка злая, самовлюбленная, неумная, наглая… но при этом столь невыразимо прекрасная… Я понимаю Эрендиру – ради ТАКОЙ бабушки и правда можно - «из себя, и то готов достать печенку – мне не жалко, дорогая, ешь!».
«Моя бабушка – поэт!» - кричит Эрендира Улиссу. Да-да, именно Поэт! Да еще такого уровня таланта, что за него любые грехи хочется и можется простить…
Эта Бабка – сильнее Бога; и не случайно она Его одним движением руки, одной фразой отправляет в… в пустыню она его отправляет.
Эта Бабка – как Судьба, которая, если захочет (и если ты ее сильно попросишь) – погладит ладонью по голове. А не захочет – наденет тебе на шею цепь, чтобы упорядочить твою жизнь… Но даже если эта судьба – нелепа, за нее иногда бьёшься с людьми, желающими тебе добра и сбычи мечт… для чего всего-то и надо – уйти от СВОЕЙ судьбы, забыть ВСЁ. И будет счастье – «усталость канет в облака, и тишина, и благородство, и Бога нежная рука)… Но это будет нежная рука ЧУЖОГО Бога. Твой же (истинный ли он… или фальшивый… но он – ТВОЙ) Бог стоит рядом, скаля зубы и держа в руке мешок с костями твоих предков…

Спектакль прекрасный и безумно тяжелый. Я уже писала, что финальный весёлый танец с Богом их всех – и мёртвой Эрендиры, и бессмертной Бабки, и Улисса, заставляет улыбаться сквозь так и не просохшие слезы (а как улыбается, танцуя, Эрендира!)… так вот, этот танец не вытаскивает из твоего сердца иглы с убийственным ядом.

Но облегчение приходит потом, когда спектакль кончен.
Все твои беды улетают, как белые бабочки с ладони Бога… и правда – усталость канет в облака… И так хорошо, светло и легко жить на свете. Жить – и ждать следующего спектакля в любимых театрах.

Изображение
"Чужая душа - потемки, ну а кошачья - тем более" (с)
0

#377 Пользователь офлайн   Ирината Иконка

  • Старейшина
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Члены клуба
  • Сообщений: 1 071
  • Регистрация: 14 Апрель 04
  • Город:Москва, окраина

Отправлено 28 Август 2011 - 14:57

Меня убить хотели эти суки. Театр Эрмитаж (на сцене Мастерской Фоменко). 27.08.2011

Во время вчерашнего блиц-обсуждения спектакля, я назвала Эрмитаж «Театр-Литература», тут же исправилась и переставила составляющие по значимости: «Литература-Театр».
Попробую объяснить. Любая, даже самая мощная литература, будучи талантливо представленной на сцене, как бы задвигается на задний план мощью Театра, его энергетикой… да и просто интересностью, яркостью и отчасти – большей легкостью восприятия текста. С другой стороны, когда спектакль, поставленный по хорошему произведению, оказывается режиссерски и актерски слабым, можно найти оправдание: «Зато какой текст!»

Что же касается Эрмитажа – то в этом театре Литература и Театр сосуществуют практически на равных. Они словно равные партнеры, играющие сложную шахматную партию: то один выдвигается вперед, то второй проводит головокружительную комбинацию. Итогом же практически всех партий (за которыми следишь, затаив дыхание) является ничья… ну, и наши, зрительские аплодисменты участникам.

Оттого, возможно, я и люблю Эрмитаж – ибо не могу представить ни одного своего дня без книжной строчки. Не могу представить и дня, проведенного вне театра: если не физическим присутствием в зале, то мыслями я всегда там.

Проза Юрия Домбровского – это хорошая и СЛОЖНАЯ литература. Из-за этого второго прилагательного его произведения не суперизвестны широким массам; будучи адекватно перенесенными на сцену, они не упрощаются – и часть зрителей, не привыкшая к многослойности восприятия и необходимости думать – покидает зал до окончания спектакля.

Впрочем, это всё чепуха. Я вот смотрю спектакль в третий раз – с удовольствием и такой погруженностью в действие, что чуть ли не дышать иногда забываю (куда уж поаплодировать после наиболее удачных сцен – хорошо, хоть эти секундные затемнения дают возможность в себя придти и достойно принять очередной эмоциональный удар!).

…Путаясь в хронологии, относила действие то к 37-му году, то к началу 50-х… Нет, этот точно предвоенное: «если завтра война, если завтра в поход…». Но, кажется, это последнее предвоенное лето…
Да-да, шум моря и запах яблок – всё это есть на сцене… И еще, если прислушаться, непрерывным глухим фоном действия здесь лязг железа: открываются и закрываются двери невидимых камер и допросных комнат (и в каждой – по 2 следователя): эта, в которой Тамара Георгиевна допрашивает Зыбина, имеет номер 325…

Позиции, в которых Театр обыгрывает Литературу, разыгрываются Мастерами (актерами) – Ирина Качуро, Катя Тенета, Борис Романов, Виктор Непомник, Алексей Шулин, Петр Кудряшов, Александр Пожаров… и двумя Супергроссмейстерами актерской игры – это Михаил Филиппов и Станислав Сухарев.
Двое последних –просто фантастика. При этом совсем молодой Сухарев ни в чем не уступает мэтру Филиппову.

Спектакль очень бы хотелось рекомендовать, присоединив, однако, к рекомендации просьбу: отнестись в данном случае к Театру серьезно. Как к сложной книге, после прочтения которой что-то внутри (в сердце, душе, голове) обязательно изменится к лучшему.

Изображение Изображение
Фото Ивана Мурзина из журнала "Театрон".
ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ можно увидеть другие фотографии, а также прочитать статью о спектакле Натальи Ионовой "Из жизни крабов".
"Чужая душа - потемки, ну а кошачья - тем более" (с)
0

#378 Пользователь офлайн   Ирината Иконка

  • Старейшина
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Члены клуба
  • Сообщений: 1 071
  • Регистрация: 14 Апрель 04
  • Город:Москва, окраина

Отправлено 07 Сентябрь 2011 - 14:17

Wonderland-80. По повести Сергея Довлатова «Заповедник» с незначительными вкраплениями сказок г-на Льюиса Кэрролла. Театр-студия п/р Олега Табакова. 5.09.2011

«Табакерка» - это театр, в который я хожу. Но хожу крайне редко. Хорошо, если раз в сезон… Причина – неподъемные для меня цены на билеты при наличии зала, который миниатюрен, популярен и выкупается полностью (дешевые билеты не купишь… да и не пересядешь потом «из-под трубы» поближе). При этом после этих самых редких посещений «Табакерки» я каждый раз испытываю истинную радость театрала и большую гордость от того, что вид искусства, являющийся для меня наиважнейшим, может быть вот таким – безупречным.
В «Табакерке» традиционно плохой буфет и превосходно изданные программки (целый буклет!) – купив такую за 100 рублей, не только узнаёшь, кто есть кто в спектакле, но и смотришь фотографии, получаешь информацию об исполнителях, о театре… да и вообще – о театральном процессе.
Сейчас в театре установлены «аэродинамические» кресла (аналогичные таганским, только бордовые), изменяющие положение спинки и поручней для удобства прохода по ряду. Кресла эти сменили многолетней давности чернее скамьи, которые помнили… эээ…. седалища многих простых и именитых зрителей.

Перед тем, как перейти от общих вопросов к спектаклю…
Помню, как в одном ЖЖ постоянный РАМТовский зритель, посмотревший «Чайку» в Сатириконе, пошутил: а вот если на последней в сезоне «Ничьей» на сцену бы выскочил Карбаускис, да начал крушить шахматные доски… Но – «не склалось».
Зато «склалось» вчера: ибо, по болезни актера, в роли (немаленькой) гэбиста Беляева на сцену вышел… режиссер Константин Богомолов. В общем, выход режиссера на сцену - «это заразно».
Человек, который уже видел раньше спектакль, рассказал об изменении визуального ряда в сцене встречи Бориса с гэбистом Беляевым: Богомолов «перепачил» ее «под себя» - и это было весьма неплохо. Богомолов/Беляев это… нечто, этакий – «лучший друг после Гитлера», «отец солдатам» и в то же время породистая сволочь с капризной линией рта и кудрями черными седоватыми до плеч, ниспадающими из-под… эффектного цилиндра. Черный кожаный плащ, стильное белое кашне и…бордово-коричневые сандалии, явно фирменно-дорогие, но совершенно не вяжущиеся с остальным костюмом: что «выкинули в распределителе», то и носим.
И еще – перчатки («эти вечные перчатки» - сколько уж мы про них говорили в контексте другого спектакля!), которые не снимаются на протяжении всей сцены, даже когда герой просто жрёт докторскую колбасу на черном хлебе (в качестве водочной закуски).

По самому действию.
Довлатов – афористичен. И Кэрролл – афористичен. Говорят они совсем о разном по сути, но говорят на одинаковом языке – языке АБСУРДА. И, поверьте, кэрроловские «хливкие шорьки», что «пырялись по мове» - это не больший абсурд, чем официантка «Лукоморья», разговаривающая с посетителями забористым матом… И ситуация с остановившимся временем вечного предвечернего чаепития – она очень сходна с ситуацией не прекращающегося ни на миг российского водкопития, когда в минуты просветления ты слышишь одно и то же, одно и то же, одно и то же – «скотину завести… или ребеночка… только если ты пить бросишь… скотину завести… или»…
И никогда не попробует Алиса обещанного ей «завтра» варенья – ибо когда завтра наступает, оно тут же превращается в сегодня… И никогда советские люди не будут жить при коммунизме, потому что уже сейчас они живут в лучшей в мире стране, где Олимпиада, и самые красивые дали, и самые нескончаемые вёрсты, и нескончаемая водка – но нежные Ангелы здесь пьют пиво – пока мы, человеки, не делаем из него «ерша», добавив в кружку всё ту же вечную водку…

А впрочем… у нас ведь в России и правда немыслимой красоты дали, и люди разные – но всё больше хорошие, несмотря на тугодумство, вечный запах перегара и постоянное желание нетрезвого общения…
У нас и Ангелы – хорошие, несущие свой крест, обвитый традиционной для страны ржавой колючей проволокой. Как там у Высоцкого – «наши мертвые нас не оставят в беде, наши павшие – как часовые»… И наши Ангелы тоже не оставляют нас в беде, принимая (опять же по Высоцкому) – «и пеших, и конных, утомленных, не целых – любых»…
Они и сами утомленные – наши Ангелы: поборись-ка с нашей извечной российской дурью, спаси и сохрани нас, отведи от края пропасти, в которую мы стремимся с маниакальным упорством.

Милые наши Ангелы, которым перья заменили обрывки пожелтевших газет… Какие новости несут они нам на своих крыльях?... Просто Ангелы. Они же – дочки наши, девочки Маши. И сказочные Алисы… И призраки неизвестных науке существ…

…И еще. В этом спектакле нет ни одного актера, фамилию которого нельзя было бы снабдить прилагательным потрясающий(ая).
Но троих выделить надо всенепременно.
Дмитрий Куличков, играющий Бориса (ипостась самого Довлатова). Кстати, это «бутусовский» актер – его сцена с гармошкой в «Воскресении.Супер» была одной из самых пронзительных.
Яна Сексте – тот самый Ангел-Маша… Удивительная актриса!
И еще Роза Хайруллина (в нескольких ролях). Вот говорят же – совершенная, абсолютная, немыслимая достоверность… Это – про неё.

Изображение

По ссылке еще фотографии и несколько замечательных слов фотографа о постановке.
"Чужая душа - потемки, ну а кошачья - тем более" (с)
0

#379 Пользователь офлайн   Ирината Иконка

  • Старейшина
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Члены клуба
  • Сообщений: 1 071
  • Регистрация: 14 Апрель 04
  • Город:Москва, окраина

Отправлено 06 Октябрь 2011 - 13:47

Написано для форума сайта актера Дениса Суханова
http://suhanov.borda.ru/

Та самая Дульсинея. МТЮЗ. 5.10.2011. Прогон

…то, как я, заехав ввечеру в МТЮЗ за билетами, оказалась на прогоне сегодняшней премьеры – есть чистой воды сюжет для небольшого рассказа о людях, преданных Театру и обожающих этот вид искусства (неважно, работают ли они в театрах или приходят в них извне).
В общем, очень понравилось, однако из-за неожиданности моего вчерашнего присутствия на спектакле сегодняшние заметки о могут быть неполноценно-прерывистыми – уж не обессудьте.

Пьеса А.Володина «Дульсинея Тобосская» повествует о том, что произошло в жизни крестьянки Альдонсы (она же, по мнению Дон-Кихота, заколдованная злыми чарами прекрасная Дульсинея из Тобосы) и верного оруженосца Санчо Пансо - после смерти Рыцаря Печального Образа.
Был на эту тему фильм с Гундаревой, а я когда-то смотрела спектакль, в коем Альдонсу играла совсем юная Агриппина Стеклова (хороший был спектакль).

Вчерашний прогон – да-да, понравился, несмотря на то, что постановка еще местами не отшлифована чисто технически, не разглажены ее стыки – отчего изредка спектакль как бы спотыкается, приостанавливается или наоборот – действий ход гонится чуть быстрей, чем того требует логика действия. Но это чепуха, все сгладится, и покатится-полетит по сцене единым вихрем история о том, что…

…ну, хотя бы о том, что толстяк Санчо Панса похудел. Нет, он не болел, но горе-то какое у него: хозяин и друг умер…
А жить как-то и на что-то надо. Вот и читает он лекции, рассказывая селянам немудреные истины о том, что дон Кихот был «смиренный со смиренными, гордый с надменными, он смотрел опасности прямо в глаза, он не унывал в бедах, он был влюблен ни в кого».
Касательно этой самой влюбленности «ни в кого» Санчо и пригласили. Ибо надо подтвердить, что его эфемерной возлюбленной была не Альдонса, а вовсе даже батрачка Марсела.
От чести являться дамой сердца легендарного рыцаря Ламанческого отказываются из соображений практических: у Альдонсы наконец-то появился хоть и плохонький, но жених – а тому совсем не хочется, чтобы избранница хоть чем-то и хоть как-то выделялась, была особенной, заметной…

Вот так и начинается история о том, как трудно бывает выделиться, выпрыгнуть из собственной серенькой замурзанной шкурки, отринуть привычный быт – да и перешагнуть черту, изменив в своей жизни сразу всё.
Да-да, так это трудно – стать ДРУГОЙ, ибо это таит в себе массу сложностей и даже опасностей. Здесь нужно привыкать к новым людям, менять на другие обычные для себя слова и привычки…

А новая жизнь – она хоть и интереснее, и романтичнее, и побогаче – но она ведь тоже «не сахарная», и упасть, споткнувшись, здесь можно совершенно непредсказуемо… Тем более, что попала Дульсинея в известный публичный дом, у хозяйки которой одна забота: не эксплуатировать ее, как прочих «шехерезад» и «клеопатр», а сохранить… да и продать ее девственность подороже.
Вот и начинается торговля: модные «брэнды» Дульсинея Тобосская и Санчо Панса словно выставлены на аукцион – кто больше заплатит, тот и будет владеть…

Но потом появляется ОН. Луис де Караскиль, так похожий на дон Кихота ворвался в чужой дом, размахивая, словно мечом, остро пахнущей веткой дерева – ворвался, потому что услышал, как в доме плачет обиженный ребенок…
Да-да, он был так похож на Дон-Кихота…
Но вот тут в спектакле начинаются расхождения с пьесой Володина, по которой спектакль поставлен: этот Луис не был Кихотом… Он был обычным человеком. Настолько обычным, что прилагал ВСЕ возможные усилия, чтобы из этой остандартности не выйти ни на шаг – отчаянно стесняясь своего «рыцарского» всплеска: чего это он вдруг бросился спасать какого-то неизвестного ему ребенка? Да пусть бы себе обижали…. Ему-то какое дело?

И тогда снова, бросив относительно налаженный быт, делают шаг из повседневности Альдонса и Санчо. Под закрывающийся занавес они уходят – оставляя ТАМ и зажиточное родительское хозяйство, и жену с дочерью, и богатые подарки поклонников, и того, кто так похож на Кихота… кто мог бы стать новой любовью, новым другом… но так и не стал…

Вы знаете, я сначала подумала о стандартности приёма – уходе героев через зал… А потом подумала, что всё правильно: они ведь уходят К НАМ.
А уж наше дело – принять это именно как режиссерскую «фишку»… или, протянув героям руку, выдернуть себя из кресла обыденности, да и пойти с ними вместе.
К новым приключениям.
К новым трудностям. Ну, а куда же без них? Это – жизнь…

И еще.
Совершенно потрясающие актеры играют главные роли.
Наталья Мотева и Павел Поймалов.
Вот ради того, чтобы узнать актеров такого уровня, чтобы восхититься ими, чтобы их полюбить – надо ходить в театры.

А как они играют сцену, когда Альдонса и Санчо – оба неграмотные! – читают письмо влюбленного Кихота!...
"Чужая душа - потемки, ну а кошачья - тем более" (с)
0

#380 Пользователь офлайн   Ирината Иконка

  • Старейшина
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Члены клуба
  • Сообщений: 1 071
  • Регистрация: 14 Апрель 04
  • Город:Москва, окраина

Отправлено 10 Октябрь 2011 - 00:17

Прощай, ты, ты, ты… МТЮЗ. 08.10.2011

Жизнь каждого человека – это книга, написанная Богом. Для кого-то он потрудился над толстенным томом, кому-то приготовил небольшую брошюру (событий – грустных и веселых – в коей зачастую больше, чем в скучном фолианте).

Люди обращаются с книгами своих жизней по-разному. Один и обложку не открывает, подсовывает книгу под ножку стола… другой внимательно вчитывается в каждую строчку… третий, недовольный содержанием, пытается править текст, исходя из собственных представлений о том, как она (жизнь) должна выглядеть.

Вот, например, Леона.
Текст в ее книге описывал жизнь этой женщины, как полное благополучие: семья (есть – муж, уважаемый всеми господин Дом); достаток (есть – каждый четвертый… или даже третий столб в городке и все школы принадлежат ему, Дому); уважение (есть); красота и здоровье (есть).
Всё – есть.
Но вот только пролистала она, не прочитав, страницы, в который было написано о любви. Потому и решила, что именно этого чувства в жизни не предусмотрено. И, ломая огрызок карандаша, она вписывает в историю своей жизни то одного мужчину, то другого, то третьего – путая страницы, упрощая текст, обрывая его на полуслове…
При этом – зло вырывает страницы, на которых написано имя господина Дома: это не человек, это тошнотворно грязное и грубое животное, находиться рядом с которым неприятно и скучно…

Но однажды господин супруг Леоны скончался.
И в тот же день в доме господина Дома появится Фели – светлая, наивная, восторженная. Девушка расскажет Леоне о том, каким потрясающе милым, добрым, умным был Дом – муж Леоны и любовник Фели.
Дом, который, по мнению Леоны, лишь храпел, чавкал, чесался – и совершенно не замечал мокрых чулок и испачканной глиной спины супруги, когда она под утро возвращалась домой…
…тот самый Дом оказался потрясающим романтиком – и даже отписал Фели в завещании место в семейном склепе рядом с собой, чтобы и после смерти быть рядом - как Ромео и Джульетта… как Лаура и Петрарка… как Троил и Крессида (неверное сравнение!)…

Леона лихорадочно начнет перелистывать страницы жизни назад – и с них одно за другим начнут исчезать вписанные туда ею мужские имена. Чужие имена.
Но вот же она – та страница, которую она когда-то промахнула, не заметив – а на ней тот текст, что достался Фели: про вишню, которую влюбленные разделили пополам, поспорив, кому достанется косточка… и про длинные глаза, которые длиннее, чем дни… и про тело Афродиты, на котором качаешься, как на волнах…

…А может быть, это и есть счастье – когда вспоминаешь-вспонимаешь-вспоминаешь… и воспоминания никак не кончаются… и ты лежишь, обессиленная чужой памятью, которая стала – твоей… И плачешь. От счастья.

Изображение

ЗДЕСЬ - еще фотографии и рецензия на спектакль.
"Чужая душа - потемки, ну а кошачья - тем более" (с)
0

#381 Пользователь офлайн   Ирината Иконка

  • Старейшина
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Члены клуба
  • Сообщений: 1 071
  • Регистрация: 14 Апрель 04
  • Город:Москва, окраина

Отправлено 26 Ноябрь 2011 - 15:18

Бесприданница. Мастерская Фоменко. 24.11.2011

Позвонив приятельнице в театр, дабы высказать свое восхищение вчерашним спектаклем, услышала с ответ, что – да, по общему мнению, сыграна была «Бесприданница» красиво и мощно.

Впрочем, как уже говорилось, писать о спектаклях Мастерской Фоменко очень трудно: здесь нет штормов, нет гигантских волн, из которых выгребаешься с трудом, переживая ужас и восторг одновременно.
Здешние постановки чуть-чуть качают на теплых и добрых волнах… и хорошо так от этого… красиво и спокойно настолько, что не хочется «вылезать на берег».

И опять же говорилось: фоменковские спектакли «заточены» на женщин-актрис. Они в этом театре невероятно красивые и фантастически талантливые.
Впрочем, «Бесприданницу» можно назвать исключением – ибо и мужские роли здесь прописаны до гранулы миллиграмма. А как не «прописать», коли играют Илья Любимов (очень вчера понравившийся), и Павел Баршак, и Алексей Колубков, и Владимир Топцов – актеры все разные, каждый со своей превосходной энергетикой. А уж монолог Карандышева/Евгения Иванова в конце 1 действия («…и самого кроткого человека можно довести до бешенства. Не все преступники - злодеи, и смирный человек решится на преступление, когда ему другого выхода нет. Если мне на белом свете остается только или повеситься от стыда и отчаяния, или мстить, так уж я буду мстить…»)вызвал такие аплодисменты – давненько не слышала, чтобы в промежутке действия так хлопали.

Но, однако же, как ни крути, но Лариса/Полина Агуреева и есть самый центр действия, тот магнит, что постоянно, в каждую минуту ее существования, тянет к ней глаза и зрителей, и тех, кто на сцене с ней играет.
А уж финал – сбивчивый ее монолог, перебиваемый всхлипами и наплывом обрывающейся постоянно песни – честное слово, это вершина.
То есть – может, и качает этот спектакль на тихих волнах – а под ними-то бездна немеряная, страшная…

Изображение
"Чужая душа - потемки, ну а кошачья - тем более" (с)
0

#382 Пользователь офлайн   Ирината Иконка

  • Старейшина
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Члены клуба
  • Сообщений: 1 071
  • Регистрация: 14 Апрель 04
  • Город:Москва, окраина

Отправлено 18 Декабрь 2011 - 01:51

Свидетель обвинения. МТЮЗ. 16.12.2011

Я не смотрела фильм (говорят, знаменитый), поставленный по этому произведению Агаты Кристи.
Да и самого произведения не знала, но это естественно: вряд ли в те годы, когда я читала Кристи, существовал перевод. Ибо одним из главных моментов в положительной характеристике героя было то, что он после войны вывез свою жену в Англию из советской зоны в Германии. Вот такой, в общем, хороший человек.

Вкратце сюжет.
Молодой безработный Леонард Воул арестован за убийство своей знакомой – пожилой леди, которую он считал своей доброй приятельницей, при том, что она, кажется, собиралась за него замуж…
Идет суд, чаша правосудия склоняется то в одну, то в другую сторону – прямых доказательств виновности или наличия алиби у Леонарда нет… до тех пор, пока в суд не вызывается его супруга Ромэйн (та самая!). На предварительном следствии она утверждала, что в момент убийства муж и она были дома, кровь на его куртке от того, что он порезался, нарезая ветчину…
В этот день она показывает на суде, что муж вернулся домой на час позже в уже окровавленной куртке…
Леонард Воул обвинен в убийстве.
Занавес.
Конец 1 действия.

Потом в спектакле будет еще много неожиданного и интересного, да и финал у постановки – совершенно непредвиденный…
Но это уж вы (те, кто заинтересуется спектаклем) – сами посмотрите.

Теперь о постановке.
Понравилось. И даже очень.
Возможно, потому, что ставила САМА Генриетта Яновская – мастер и ярких красок, и полутонов!
А оформил – и совершенно великолепно! – САМ Сергей Бархин.

Декорация в основном выстроена… из зонтиков. Из классических черных зонтов-тростей. Дополнения есть: стулья и столы, красная телефонная будка, красный же почтовый ящик у задника…
Ну, в общем-то, это и есть классическая Англия… точнее, наше представление о стране: красные телефонные будки и черные зонтики, без которых из-за вечных лондонских тумана и дождя не выходят из дому (хотя инспектор Хёрн утверждал, стряхнув дождевые капли, что скоро зима – подмораживает…а я в этот момент ассоциативно засмеялась).
Помимо зонтиков, дождя и тумана, в спектакле есть английская пунктуальность, основательность и неторопливость, постоянный чай, футбол, бокс, Шерлок Холмс, судейские парики и мантии, обращение «сэр», констебли и гвардейцы в высоченных шапках, чарльстон… не хватает только двухэтажных автобусов и овсянки, чтобы тема «Англия с точки зрения иностранцев» была полностью закрыта.

Больше половины спектакля – это судебное заседание. Штука, в общем-то, статичная… Это в кино можно было бы дать крупный план (глаза!), интересно установить камеру…
В театре – другое. Статика без укрупнения кадра…
Оттого – статику эту надо разбавлять чем-то… и она не то что «разбавлена» - спектакль выстроен на том, что в этой самую статику встроено постоянное движение (свидетели, обвиняемый, судья, защитник…). Это может быть танцевальное па – или просто старушка – экономка покойной выскакивает из-за ограждения к судье поближе…
Всё очень четко выстроено – и я просто не могу не отметить потрясающий зонтик Хёрна, который подпрыгивал – и надевался крючком на руку.

В общем, хвалю вот эту выстроенность мизансцен, и превосходный подбор музыка, и занимательность сюжета…
Но всё-таки лично для меня театр – это в первую очередь актерская игра.
В данном случае – совершенно не за что ругать актрис-женщин, они хорошо отыграли то, что заложено в их персонажах…

Но какие же в спектакле потрясающий актеры-мужчины!
Это и Игорь Ясулович, сыгравший адвоката Робартса.
И Игорь Гордин – обвиняемый Воул – настолько очаровательный, беспечный, безбашенно-добрый… ну, разве ТАКОЙ МИЛЫЙ (по мнению секретарши Греты) мог совершить преступление?
Инспектор Хёрн в исполнении Алексей Дубровского – это просто чудо что такое: каскад трюков при совершенной (английской!) невозмутимости лица.
Совершенно неожиданный Александр Тараньжин, играющий Мейхью, помощника адвоката…

Ну, и в каждом театре рано или поздно появляются любимчики – актеры, на спектакли с участием которых стараешься попасть в первую очередь.
В МТЮЗ это Павел Поймалов, радующий в спектаклях вне зависимости от крупности и значимости роли.
Вот и в «Свидетеле обвинения» у него крохотная роль – доктора (извините, конечно же, паталогоанатома!) Уайета – человека с явно неустойчивой нервной системой, к тому же до обмороков боящегося крови и ран… Всего-то сцена в несколько минут (правда, потом он почти все время пребывает на сцене – и слегка досадуешь на основных персонажей, его перекрывающих)…
В общем, нет маленьких ролей – да и актеров МАЛЕНЬКИХ тоже нет.
Есть превосходные актеры, замечательно играющие роли.

Изображение
"Чужая душа - потемки, ну а кошачья - тем более" (с)
0

#383 Пользователь офлайн   Ирината Иконка

  • Старейшина
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Члены клуба
  • Сообщений: 1 071
  • Регистрация: 14 Апрель 04
  • Город:Москва, окраина

Отправлено 24 Декабрь 2011 - 22:01

Кураж/Mutter Courage und ihre Kinder. Спектакль Михпила Левитина. 23.12.2011. Прогон

Эрмитаж приятно удивляет. Ну где еще, скажите, прогон на зрителе назначают… чуть не за два месяца до официальной премьеры? Не открытая репетиция, не показ фрагментов – вчера это был полноценный спектакль… Который, впрочем, наверняка еще будет подвинчиваться и шлифоваться…
При этом говорю, как вчерашний зритель 1 ряда: а надо ли что-то корректировать? Постановка и так готова к употреблению. А лёгкий «заикающийся» ее стиль – это и есть фирменная «фишечка» Эрмитажа. За нее (в частности) я этот театр и люблю.

Спектакль в Любимом Театре определенно удался. Любимая Актриса, играющая заглавную роль, невероятно, неистово талантлива.
Написала эти фразы с абсолютно открытым сердцем, в котором нет ни капли лжи.
Для меня это важно: я знаю, что не имею права грубо и глупо ругать любимое. Я должна найти в нем хоть что-то, что можно похвалить.
Нахожу. Хвалю. После этого задвигаю спектакль в дальний угол моей памяти, чтобы пореже вспоминать… да и вообще – чтобы даже на глаза не попадался.
Так, хоть изредка, бывает у меня со всем, кого/что (априори) обожаю: и с театрами, и со спектаклями, и с актерами…


Вчера же…
Бегала после прогона по Театру, поздравляя с ПОБЕДОЙ всех театральных знакомых.
«Кураж» - это определенно мощное, изящное и красивое произведение искусства, Спектакль многофигурно сложен, прихотливо составлен из множества – главных и эпизодических – фрагментов…
Единственно: лишь бы не «засбоил» кто-нибудь – пусть из играющих самую крохотную роль! – и тогда спектаклю предстоит долгая и счастливая сценическая жизнь.


От дифирамбов (от них не отделаться: я теперь живу в радостном ожидании февральской премьеры,, перекатывая внутри себя разноцветные камешки впечатлений о спектакле) перейду к самой постановке.
Заранее извиняясь: внятного, связанного в единый узор, в моих сегодняшних заметках будет немного. Но не написать – не могу.


Для меня «Кураж» в Эрмитаже смыслово распадается на несколько частей.

Одна – это рассказ об ужасах войны. о стервятниках, которые жируют на поле боя, о верности формулировок «кому война – а кому мать родна» и «нельзя построить свое счастье на чужом горе».

Другая – о чрезвычайной живучести, выживаемости человеческого рода (точнее, самых сильных) ее особей. О том, что Судьба, потребовав от человека «полной гибели всерьез», всё же ВСЕГДА оставляет ему маленькую лазейку-щель в будущее, через которую (пусть оставляя на ржавых гвоздях клоках плоти) продраться могут только самые сильные.

А еще – это спектакль о возможности выбора, который можно сделать даже тогда, когда выбора нет.

А еще – он о том, что в одной семье, при равном воспитании, могут вырасти совершенно разные дети. (Это Эйлиф, казненный за то, что убил ни в чем не повинного человека. И Катрин, которая своею смертью спасла от гибели других, незнакомых ей людей).


Разбирать спектакль подробно я не буду: он слишком сложен для того, чтобы преступно делать это после первого же просмотра. Да еще такого зрелища, когда открываешь в себе лишь Сердце, которое «стучит повсеместно», мешая Разуму вникать и эмоционально реагировать.
Так что очень кратко.


Михаил Левитин опять не смог сделать спектакль без животных и детей.
Что до животных – смотрите сами на этот «скотный двор», в котором есть и трудолюбивые волы, и нежные овечки, и грязные свиньи, и яростно орущие петухи… Смотрите и оценивайте. Находка неожиданная – но очень точная.

Дети же…Уникальные дети из ДШИ Евгения Светланова, которым достались очень сложные музыкальные партитуры… и совсем «не детские» тексты Брехта. Хотя бы вот это – выскребающее душу - про «Детский крестовый поход»; с этого зонга начинается второе действие…

Что до актеров – ВСЕ достойны самых высоких оценок и восторгов.
Но я сегодня смогу только чуть написать – и только о женских ролях и актрисах, которые их играют.

Дарья Белоусова (Кураж) – актриса настолько уникального дарования, что тут и слов не надо: увидеть один раз… и влюбиться. У-ди-ви-тель-но красивая (лицо, жестикуляция… ГЛАЗА! – Боже мой, какие потрясающе красивые, какие выразительные глаза!!!). Играет с напором такой силы, что на иных сценах и дышать трудно: она заполняет все пространство зала своей неистовой энергетикой…

Галина Морачева (Кураж в финале). Мама Дарьи. Актриса потрясающей МХАТовской школы («теперь таких нет… и не будет!»). Всего несколько минут пребывания на сцене. Всего один монолог… Вы знаете, у меня слезы в этот момент не потекли… они брызнули из глаз… так это было мощно… (И так хорошо, что в самом конце есть несколько слов, сказанных Левитиным: т.е. есть пара секунд, чтобы глубоко вдохнуть и выдохнуть, стереть со щек размытую косметику – перед тем, как бежать к сцене с цветами).
В общем, если бы дочь не была моей самой любимой актрисой – это место однозначно, всерьез и навсегда, заняла бы мать.

Ирина Богданова (Катрин). Всегда удивлялась, как этой актрисе удается в мгновения полностью менять свою сущность и внешность, оборачиваясь из уродливого существа – в красавицу. Она, будто жидкость, полностью заполняет собою сосуд роли – принимая предложенную ей режиссером форму. И нигде – ни зазора, ни гранулы миллиграмма неточности. В «Кураж» она играет немую Катрин – все верно, этой актрисе не нужно слов. Она и без них сыграет ВСЁ.

Ольга Левитина (Иветта Потье) совершенно прекрасна и в роли молодой проститутки, и вдовы-полковницы. Чего стоят ее переодевания чулок! А выход в «полковничьих» форменных штанах! А гневная потеря юбки! Это же просто… Это – прелесть, что такое!
Это всё – очаровательная клоунада, под которой скрываются такие немыслимые бездны…

Алла Черных, Александра Ислентьева, Марина Гаранина – крохотные роли (очень разные). Сколько в каждой страсти! Сколько изящества! Сколько НАСТОЯЩЕСТИ!...

Исполнителей мужских ролей просто перечислю – и этого перечисления хватит для «эрмитажноподсаженных», чтобы немедленно метнуться в кассу за билетами.
Эйлиф (старший сын Кураж) – С.Сухарев; Швейцеркас (его младший брат) – Е.Кулаков, священник – Б.Романов, повар – С.Олексяк, старый полковник – Г.Хранунков. В потрясающей парной «клоунаде», объединяющей множество ролей – А.Шулин и Д.Назаренко.
А еще – П.Кудряшов, О.Заболотный, С. Щепачев, Е.Фроленков, В.Непомник, Д.Жаров, А.Андриевич…
**********

Итак, это эскизный и отнюдь не полный набор информации и моих впечатлений.
Ну что ж: слово «КУРАЖ» теперь поселится на этих страницах очень надолго…

Изображение
Фото Александра Андриевича
"Чужая душа - потемки, ну а кошачья - тем более" (с)
0

#384 Пользователь офлайн   Ирината Иконка

  • Старейшина
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Члены клуба
  • Сообщений: 1 071
  • Регистрация: 14 Апрель 04
  • Город:Москва, окраина

Отправлено 21 Январь 2012 - 13:06

Баба Шанель. Театр на Юго-Западе/Театр Станиславского. 16.01.2012

Видеоанонс спектакля ЗДЕСЬ.

Сначала чуть не совершила типичную для НЕтеатралов ошибку: в личной коллекции уже есть «Баба Шанель» в постановке автора – Николая Коляда (просто замечательный спектакль!), потому с повторным смотрением я «временила».
Вторую ошибку пришлось исправлять уже в зале: я попыталась смотреть в Стасике спектакль Юго-Запада, делая зарубки-замечания типа: ааааа… опять то же самое и те же самые…

Что касается пункта первого – замечу, что в театрах все же важно не ЧТО, а КАК. Для чего и работает режиссер. И даже легкая подвижка смыслов пьесы, сделанная через актеров, сценографию, музыкальное оформление, уже означает появление самостоятельного произведения.
По второй позиции отмечу, что спектакль ЮЗ-театра, поставленный его многолетним лидером Валерием Беляковичем, но крепко привязанный к сцене и зрительному залу совершенно другого театра – это и есть спектакль ДРУГОГО ТЕАТРА. Хотя бы потому, что здесь нужна иная громкость, другая широта движений, а главное – еще более мощная актерская энергетика.
И всё это – было.

Теперь о спектакле.
Я уже вкратце рассказывала, о чем пьеса… ну, пусть будет опять– с сайта театра на Юго-Западе:

Настоящие модели в дизайнерских сарафанах и живописных кокошниках. 90-60-90! Только это не размеры, а возраст. Их обитель - «ВОГ», но не популярный глянец, а Всероссийское общество глухих. Семь солисток, как семь нот или семь чудес света. Одна – бывшая прима кордебалета с расшатанными нервами, другая – заядлая «бомбила» с патологией зрения, третья – поэтесса, которую от всего тошнит… Всех их соединила любовь к задушевной русской песне. За праздничным столом они встретились, чтобы отметить десятилетний юбилей своего ансамбля и определить планы на будущее, в том числе и на Сергея, художественного руководителя. Но неожиданно на горло их любовной песне неуклюже наступила «баба Шанель», решившая отодвинуть бабушек в закулисную темноту и погреться в лучах славы.

Постараюсь не сравнивать вчерашний спектакль и постановку в ебургском Коляда-театре.
Впрочем, сравниваться будет, никуда не деться…

Всех бабушек – участниц хора – на ЮЗ играют мужчины (у Коляды был «смешанный состав»). Отчасти это – некий «прикол», характерный для театра: у настоящих актеров нет ни возраста, ни национальности, ни пола: они сыграют что угодно, и ты поверишь в реальность этой фантазии. К тому же – если тебе СТОЛЬКО лет, сколько этим старушкам, уже почти не важны тонкости и различия в физиологии: главным становится сам факт существования, а не окончания глагола прошедшего времени.
(Но при этом – вот забавно! – эти «старушки» умудряются оставаться женственными и кокетливыми).

Спектакль начинается, как забавный анекдотец – обхохочешься над «певуньями»: одна не видит, вторая не слышит, третья хромает, четвертая весь текст забыла. Веселье песен, обилие стола, «роскошь» новых костюмов, переплетение стихотворных строчек Серебряного века и простонародных шуточек… Явление худрука Сергей Сергеича – в которого все влюблены (кто по-матерински, а кто и по-женски)…
Всё это – пусть немного замшелая, тяжелая – но радость. Оттого, что живешь, общаешься с друзьями, поёшь…

Что будет с человеком, если у него в минуту отнять и веру, и надежду, и любовь?
Тут растеряется каждый.
Но сильный и молодой – он, пусть не скоро, но выправится, выпрямится, и даже сможет не роптать, а улыбаться.
А вот как дальше жить, если тебе – как участницам хора – 90-60-90? Если ты – инвалид? Если еще вчера, пусть тебе и стоять было трудно – но ты ПЕЛ… А сегодня песню твою украли, да еще рассказали то о тебе, что ты сам хотел бы забыть…
Как со всем этим – жить?
А может, уже и жить не нужно. Ибо всё прожито. Всё пропето…


Спектакль в Коляда-театре заканчивался оптимистично: веселыми попевками солистки-Шанель в окружении хора.
Спектакль, поставленный Беляковичем, при неизменном тексте пьесы, заканчивается полной гибелью всерьез…

Говорят, что в предсмертную минуту человек вновь проживает всю свою жизнь… А может быть, не всю, а только самое важное. Важное – для себя (и пусть другим это покажется совсем незначимым, третьестепенным)…
Но то, что ЭТО вспомнилось и рассказалось – хорошо. Ибо если не сейчас – то когда же еще?
А – никогда…

К сожалению, вчера не играли Денис Нагретдинов и Галина Галкина. Но очень хочется похвалить всех занятых в спектакле ЮЗ-актеров – Александра Горшкова, Макса Шахета, Андрея Санникова, Олега Анищенко, Олега Задорина, Константина Курочкина, Михаила Беляковича. Особенно при этом выделив Макса Шахета – старейшую участницу ансамбля «Наитие», этакого местного «Шамраева»… Она всё помнит: и как кто пел, и как кто умирал. Она и уйдет от них – первой…

Я не буду рассказывать, КАК сделана в спектакле Смерть. Мне только хочется верить, что Валерий Романович, как режиссер-демиург, может видеть невидимое, чувствовать будущее. Так что если это будет именно ТАК… то – почти не страшно.

…и если для кого-то Рай – это загородный домик, кошки и тишина, то для меня… Но нет, не буду я вам рассказывать про свой Рай. Потому что он – только мой. И я хочу бродить по его узорчатым мостовым без суеты. И почти что в одиночестве.
"Чужая душа - потемки, ну а кошачья - тем более" (с)
0

#385 Пользователь офлайн   Ирината Иконка

  • Старейшина
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Члены клуба
  • Сообщений: 1 071
  • Регистрация: 14 Апрель 04
  • Город:Москва, окраина

Отправлено 22 Январь 2012 - 13:36

Шесть персонажей в поисках автора. Театр Станиславского. 20.01.2012

Вот и еще одна иллюстрация на тему: не надо слушать никаких чужих суждений и ставить оценки чему-то (кому-то), пока сама не увидишь, не услышишь, да еще после этого как следует не подумаешь.
Вначале кривила губу: дескать, Пиранделло-пицца делается из того, что есть под рукой. А под рукой есть уже готовый и много лет идущий на ЮЗ «Макбет» с эффектно придуманными ведьмами-перевертышами, Ну, значит, постановку эту надо слегка покрошить, сделать вид, что она только репетируется, прибавить для разнообразия актеров из Станиславского в массовку, потом всё это промазать Пирандел…

Так. Стоп.
И что же происходит дальше?
А дальше происходит вот что. «Макбет» и «Шесть персонажей», по логике, не имеют точек соприкосновения, теоретически совершенно не могут смешиваться, даже если их этак тщательно взболтать в одном сосуде.
Тогда почему и когда несмешиваемые пьесы в постановке Валерия Беляковича смешались, явив в результате просто великолепный, очень красивый, умный и страстный спектакль?

Этот спектакль – О ТЕАТРЕ.

Об искусстве, которое рождается и умирает прямо на наших глазах. Которому отпущены тысячелетия жизни… и какие-то два-три часа, после которых…
А что «после которых»?
«Когда актеры, грим отёрши, уходят, истины отведав»… (с)
Теми же они уходят, какими были раньше? Или что-то в них меняется?
А куда деваются те самые персонажи, которые только что смеялись и плакали, любили и умирали на сцене? Персонажи, в которых мы были влюблены? А ведь мы чаще влюблены не в актера-человека, а именно в играемый им персонаж… «Что остается от сказки потом, после того, как ее рассказали?»
Эти Персонажи иногда реальнее реальных людей… но есть ли у них право из эфемерных созданий Автора, «из миража, из ничего, из сумасбродства одного» превратиться в самостоятельные, отдельные личности? А если пойти дальше: имеют ли право персонажи изменить свою судьбу, предписанную им авторским стилом?..

«Шесть персонажей» в Станиславского – спектакль очень зрелищный и красивый: интересно играют практически все актеры (в том числе – совершенно новые для меня). Превосходно работающий многоярусный круг сцены, интересные костюмы, потрясающе лёгшая «в масть» музыка Доминика Фронтье (она же звучит в ЮЗ-«Парашютисте»… и еще где-то – но здесь она совершенно на месте)…

В общем, это хороший зрелищный спектакль – единственное, он может быть трудным для неподготовленного зрителя из-за многонаселенности его персонажами и из-за того, что в самом начале сюжетные линии немного насильственно придвигаются друг к другу…Тем не менее, смотреть постановку могла бы порекомендовать ВСЕМ.

Что же до меня…
Как же удивительно бывает, когда смотришь спектакль или читаешь книгу, а там – те же самые вопросы, что ты задавала совсем недавно самой себе… друзьям, заинтересованным одной с тобой темой.

Ну, скажем – в какой момент Актер и Персонаж сливаются в единое целое? Почему ты смотришь спектакль по пьесе, написанной в 17 веке – как про себя сегодняшнего? Какие ведьмы закручивают колесо, сбивая воедино разные времена, обычаи, нравы? И почему дрянная пьеска может вдруг вычистить от скверны твою душу?

И вообще – где кончается жизнь и начинается театр? А потом – где кончается театр и начинается Театр?

Спектакль Валерия Беляковича не дает ответов…
Но тем, кто любит театр так же, как люблю его я – настоятельно рекомендую его посмотреть. И потом пересмотреть, потому что для меня он сейчас существует, как набор резких штрихов, некоторые из которых уже сложились во фрагменты замечательного рисунка. Другие же показались лишними, избыточными…
Но может быть, я просто не разглядела всё с первого раза?

Изображение Изображение

Фото: Сергей Тупталов
"Чужая душа - потемки, ну а кошачья - тем более" (с)
0

#386 Пользователь офлайн   Ирината Иконка

  • Старейшина
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Члены клуба
  • Сообщений: 1 071
  • Регистрация: 14 Апрель 04
  • Город:Москва, окраина

Отправлено 14 Апрель 2012 - 23:05

"Оккупация - милое дело. О, Федерико"/ по пьесам Татьяны Орловой. Театр ОКОЛО.

Этот спектакль – как будто шепотом. Но таким, который значительнее иного крика. Таким, что даже не дышишь, чтобы случайно не пропустить слово. Слово случайное, и при этом самое важное.
Еще – с Александром Минкиным соглашаешься абсолютно: ««Шедевр. Анализировать не хочется, чтобы не испортить. Всё равно, что копаться в крыльях бабочки, пытаясь понять: каким это чудом она летает. Загорская делает чудеса; думаю, сейчас этого никто больше не может (на память приходят только Бабанова и молодая Яковлева). И все артисты делают маленькие чудеса. И очень хорошо, что маленькие, а не огромные в три-дэ или в тридцать три дэ. Огорчения: а) спектакль короткий; б) Рожкова поёт только один раз.».

Да-да, не анализировать, а чуть прикрыть глаза и снова погрузиться в воспоминания.
И вот что забавно: героиня старше меня лет на 10… если не на все 15, а воспоминания-то у нас – ОБЩИЕ. То есть – вот это из моей жизни… и вот это… а вот про это мне рассказывал человек, которому я доверяю.
Вот так вот: одна общая судьба на всех.
И песни у нас одни и те же. И танцы.
И обмен галстуками с пионерами-тельмановцами у нас (у меня!) был. И кукла, купленная во время прогулки. И шапка с тесёмками.
И вообще – общее настроение, впечатления, похоже, у нас были настолько близкие… вот только у меня восприятие не обострено, как у героини – шизофренией, потому оно и мало кому интересно.
Правда, болезнь ее и не дала героине выбиться-развиться: всего лишь общественные туалеты моет… и записки вынуждена писать: про то, как её зовут, и про телефон мамы.

А вообще текст в спектакле – невероятный. Он именно что не для крика. Вернее, для крика внутреннего, который наружу – лишь шепотком, да редкими слезинками…

Там еще – музыка из «Амаркорда», и кадры на экране – помните, там был костер, и мотоциклист, нарезающий вокруг него круги… Тихое такое воспоминание о фильмах-шедеврах, которые даже и не пересматриваешь, потому что они когда-то, с разового просмотра, впечатались в душу навсегда и полностью…
И вот это: «Тяжелым басом гремит фугас, ударил фонтан огня» - невероятная песня из невозможного советского фильма «Последний дюйм»…

Вообще удивительно: в спектакле всё именно так: невероятно и невозможно… по сути ведь – вот этот шепот о маленьком-личном – он для театра провален. Ни яркости нет, ни даже какого-то действия, чтобы зацепить на крючок и потащить за собой…
А потом вслед за Минкиным досадуешь, что спектакль-то короткий.
Хочется, чтобы в ОКОЛО и дальше вскрывали волшебные баночки и давала вдохнуть воздуха такого-то, уже полузабытого года, уже прошлого века…

После «Оккупации», как, в общем-то, после всех спектаклей этого театра, хочется постоянно тихо улыбаться, даже во сне.
Потому что – хорошо-то как…

И лейтмотивом спектакля – стихи С.Кирсанова (поёт - Градский).
Текст – ни про что, вроде бы... И одновременно – про всю жизнь.

Жил - был я:
Стоит ли об этом?
Шторм бил в мол.
Молод был и мил.
В порт плыл флот.
С выигрышным билетом
Жил был я:
Помнится, что жил.

Зной, дождь, гром,
Мокрые бульвары.
Ночь, свет глаз,
Локон у плеча.
Шли всю ночь,
Листья обрывали
Мы: ты, я,
Нежно лепеча.

Знал соль слез,
Нежилые стены.
Ночь без сна, -
Сердце без тепла.
Гас, как газ,
Город опустелый.
Взгляд без глаз -
Окна без стекла.

Где ж тот снег?
Как скользили лыжи:
Где ж тот пляж
С золотым песком?
Где тот лес,
С шепотом: "Поближе".
Где тот дождь, -
Вместе, босиком:

Встань, сбрось сон,
Не смотри, не надо.
Сон не жизнь,
Снилось - и забыл.
Сон как мох
В древних колоннадах.
Жил, был я:
Вспомнилось, что жил.


Изображение
"Чужая душа - потемки, ну а кошачья - тем более" (с)
0

  • (26 Страниц)
  • +
  • « Первая
  • 24
  • 25
  • 26


Быстрый ответ